Николай Скорик: «Соглашение с ЕС - это безусловно в средней и долгосрочной перспективе плюс, а краткосрочную перспективу нужно как-то пережить»

Чем сегодня является ассоциация с ЕС для Украины?

- Сами по себе те договорные отношения, в которые мы вступаем с Европейским Союзом, делятся на две части. Это  - политическое соглашение, которое было подписано еще до президентских выборов премьер-министром нашей страны господином Яценюком, и экономическое соглашение  о зоне свободной торговли и экономической ассоциации, которое было подписано уже 27 июня президентом  господином Порошенко.

Если говорить в целом о том, что несет для нас данное соглашение, то, безусловно, я думаю, очень мало найдется людей в стране, которые смогут аргументировано не согласиться с необходимостью имплементации в Украине европейских ценностей не только  в части демократии, но и в экономических сферах в части привлечения капиталов на финансовые рынки, привлечения инвестиций в реальный сектор экономики, имплементации тех норм  борьбы с коррупцией, которые существуют в Европейском Союзе, прозрачности государственных закупок и так далее. Очень много частей в этом соглашении, но очень важный вопрос заключается в том, что - в контексте современных событий в отношении Российской Федерации об этом не модно говорить, но  от этого никуда не денешься - Российская Федерация так или иначе остается ключевым партнером в торговых отношениях для Украины. И позиция Российской Федерации и тех стран,  которые присоединились к Таможенному Союзу - плохо это или хорошо -  заключается в том, что они будут защищать свое экономическое пространство от Европейского Союза и фактически теперь уже от нас как от страны, которая к соглашениям ЕС присоединилась.

Поэтому для нас, если говорить кратко, в средней и долгосрочной перспективе однозначно движение в Европу  в части соглашений это - плюс. А в краткосрочной перспективе самая большая проблема, что нет конкретных действий правительства и соответствующих строчек в бюджете в части государственной поддержки   субъектов предпринимательской деятельности в различных сферах деятельности. А это - ключевой момент, потому что для Европейского Союза протекционизм именно внутреннего производителя - это один из ключевых моментов их внутренней экономической политики. Поэтому то, что наше государство на сегодняшний день не предусматривает конкретных шагом на демпфирование  тех рисков, которые будут от действий Российской Федерации, и от тех потерь, которые мы понесем,  это колоссальная проблема в свете того, что это - потеря рабочих мест, это снижение соответствующих поступлений в бюджет и так далее.            

Это беспокоит, хотя - повторюсь, это безусловно  в средней и долгосрочной перспективе плюс, а краткосрочную перспективу нужно как-то пережить.

В контексте торговых отношений с Россией, согласно данным Госкомстата,  за последние три года и так отношения в плане торговли существенно пострадали. В 2010 порядка 40% составлял сегмент торговли. В 2013 году - это уже 26,5 %. То есть этот процесс начался задолго до подписания Украиной соглашения с ЕС?  

- Из 16,3 миллиарда экспорта, которого мы можем лишиться в Российскую Федерацию, только 2, 9 миллиарда, по оценкам ученых, может быть переориентирована на Европейский Союз. А он на самом деле находится в достаточно сложном положении, фактически объединяя на сегодняшний день 28 стран с очень разным уровнем экономики. Греческий кризис это показал и Германии и Франции уже очень сложно тянуть этот паровоз. С одной стороны в ЕС заинтересованы в более широком рынке, с другой стороны давят те траты, которые несут бюджеты ведущих европейских стран на вот эту поддержку разных отраслей. Эти ж деньги не берутся из воздуха. Они берутся из бюджетов тех стран, которые в Европейском Союзе больше зарабатывают. И на сегодняшний день в Европейском Союзе  нарастает   серьезное недовольство  этой политикой расширения, и последние выборы в Европарламент показывают, что население недовольно этой политикой, население считает, что  нужно более консервативно заботиться о внутренней экономике, чем о соседних государствах.

Да, безусловно, мы очень интересный рынок с позиции того, что страна свыше 40 миллионов жителей - это для Европы очень крупная страна, но именно благодаря нашей величине нас и  сложно вывести на европейский рынок. Мы - не Эстония с миллионом населения, не Латвия с Литвой. Эти страны по размеру сопоставимы с Одесской областью, поэтому эти страны легко вывести на европейский ранок, исходя из объемов их экономик. Соответственно, рассчитывать на то, что к нам придут  дешевые дотации, нельзя. В это сложно верится.

Самый яркий пример выгодности участия в ЕС демонстрирует Великобритания. Мне очень нравится фраза Черчилля "У Англии не врагов и друзей, а есть интересы". Мне кажется, членство Великобритании в Европейском Союзе  - самое яркое тому подтверждение, когда Британия не является ни членом Шенгена, ни членом Еврозоны, сохраняя фунт, который держится на уровне многих лет. При этом, Британия имеет право пользоваться всеми преференциями внутреннего рынка Европейского Союза. Вот это  позиция! Но для этого надо быть Британией. 

Поделиться: